Исполнилось 100 лет со дня окончания Первой мировой войны


В царской России этот вооруженный конфликт называли Второй Отечественной войной. Большевики, пришедшие к власти в 1917-м, переименовали в империалистическую. В других странах ее чаще всего называли Великой…



Идея назвать войну Первой мировой принадлежит офицеру британской армии и военному журналисту Чарльзу Репингтону. В одной из своих публикаций в 1918 году он употребил выражение World War One. Тогда это звучало зловеще. Хотя бы потому, что если есть первая, то это только начало. Однако термин прижился. В военном конфликте тогда приняло участие 38 стран.

В советской истории Первую мировую всячески пытались забыть. Вначале это было связано с позорным Брестским миром, по которому Советская Россия вышла из войны как проигравшая сторона и потеряла часть территории, перешедшей под контроль Германской империи и Австро-Венгрии. Затем случилась очередная трагедия – Вторая мировая война, которую в Советском Союзе назвали Великой Отечественной. Недостатка в новых, уже советских, героях не было.

После распада Советского Союза в суверенной Беларуси к Первой мировой отношение особенно не изменилось. Ее считали и считают чужой войной. Но в адской мясорубке, на фронте, линия которого долгое время находилась на территории нашей страны, погибли тысячи человек.

Захоронения тех далеких времен можно встретить на территории Беларуси по линии Поставы-Сморгонь-Барановичи-Пинск. В настоящее время установлено 332 таких места. И только половина из них находятся в хорошем и удовлетворительном состоянии. Остальные кладбища в той или иной степени следует отнести к категории проблемных. Они либо заброшены, либо не обозначены как места захоронений, не взяты на официальный учет, некоторые находятся под угрозой полного исчезновения.

НЕСЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА

Большинство захоронений времен Первой мировой на территории Беларуси приведены в порядок усилиями неравнодушных людей. Одним из таких можно назвать художника Бориса Цитовича.

В далеком 1975 году он с женой Валентиной решил сменить шумную жизнь в белорусской столице на размеренную и неторопливую в сельской глубинке. Главными условиями стали: свежий воздух, лес рядом и речка. Купили деревянный дом и участок земли неподалеку от Вилейки в деревне Забродье, у берегов реки Нарочанки. А очень скоро в судьбе Бориса Борисовича случилось событие, которое раз и навсегда изменило его жизнь.

Как-то пойдя в лес за грибами, он обнаружил непонятные углубления в земле. Местные жители объяснили новоселу, что это военное кладбище времен Первой мировой. Тогда художник вплотную занялся изучением истории далекой войны, а идея увековечить память погибших воинов пришла сама собой.

В результате было обнаружено 99 могил погибших в боях солдат и офицеров 27-й пехотной дивизии. В 1915-1917 годах это было лазаретное кладбище. После окончания войны и смены власти о нем просто забыли.

Борис Борисович с группой неравнодушных людей привели захоронение в порядок: поставили крест на каждую могилу, сделали ограду, соорудили монумент и ворота.

Отдельно установили два памятных знака. Один персональный — в честь погибшего казака Данилы Шевченко, другой общий — погибшим воинам.

ЧАСОВНЯ В ПАМЯТЬ О ПОГИБШИХ

Во время восстановления заброшенного кладбища у Цитовичей скопилось очень много материала об истории тех времен. Некоторые предметы находили при раскопках, что-то приносили люди, а какие-то вещи приходилось покупать за собственные средства. После того, как прах погибших воинов захоронили по христианскому обычаю, у Бориса Борисовича возникла новая идея – построить православную часовню в их честь. И там же разместить музей Первой мировой войны.

В 2004-м Цитович получил премию «За духовное возрождение», которую и решил полностью пустить на строительство небольшой, но очень интересной в архитектурном отношении деревянной часовни Святых Бориса и Глеба.

Денег, полученных от премии «За духовное возрождение» хватило лишь на фундамент и несколько каркасных бревен. Дальнейшее строительство велось за собственные средства и на пожертвования неравнодушных людей.

И несмотря ни на что, часовню построили. И теперь это не просто храм, но еще и первый и единственный в Беларуси частный музей Первой мировой войны.

Большинство экспонатов найдены здесь же — ржавые гильзы, шрапнельные стаканы, полуистлевшие погоны, трубка полевого телефона, ложки, пробитые вражеской пулей и другие артефакты.

А вот в витрине свидетельство о том, что казаку пятого Оренбургского казачьего полка разрешается вступить в первый законный брак с девицей Виленской губернии Вилейской волости деревни Войдени. Браки с местными девицами, несмотря на войну, строго контролировались, во избежание многоженства.

Валентина Петровна, жена Бориса Борисовича, уже свыклась с ролью гида по местным достопримечательностям и с воодушевлением рассказывает как о найденных раритетах, так и о событиях того неспокойного времени.

ПРОЕКТ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Рядом с часовней на железнодорожных путях стоит железнодорожный состав начала 20 века. Это новый проект, который семья Цитовичей воплощает в жизнь. Паровоз настоящий, а вагоны сделаны из современных, но с соблюдением стиля и особенностей того времени.

Вскоре в этих вагонах разместятся экспозиции, посвященные штабной работе, деятельности фронтовых медиков, таких родов войск, как авиация и флот.

И это еще не все!.. Сейчас Борис Борисович работает над моделью самолета времен Первой мировой и восстанавливает найденные в местах раскопок полевую кухню и индивидуальный наблюдательный бронеколпак.

P. S. Из 332 воинских кладбищ и мест захоронений Первой мировой войны, более 170 находятся в хорошем и удовлетворительном состоянии – большинство из них восстановлены, обустроены, за ними ухаживают. Однако это лишь около половины от общего числа. Остальные кладбища в той или иной степени следует отнести к категории проблемных. Они либо заброшены, либо не обозначены как места захоронений, не взяты на официальный учет, некоторые находятся под угрозой полного исчезновения...